672000, г. Чита, ул. Бабушкина, 113. тел. +7(3022)260315, 355530, 266709. e-mail: chitinsky.muzei@yandex.ru
Отдел Музей декабристов: 672010, г. Чита, ул. Декабристов, 3б. тел. +7(3022)310408, 310412
 
главная о музее новости экспозиции выставки коллекции публикации экспедиции
Часы работы: ежедневно с 10.00 до 18.00 ч. Выходной день - понедельник
Входная плата: - 130 руб. (для студентов, школьников, дошкольников и пенсионеров - 90 руб.) Экскурсионное обслуживание: - 90 руб. (для всех категорий)

 

ПРОЕКТ

"Изучение архивного наследия российского этнографа-тунгусоведа
Е.И. Титова"

Проект поддержан
Российским гумантарным научным фондом

   

Алкин С.В., Алферина М.И., Васильев С.Г.

Научное наследие Е.И.Титова – поиск и новые факты // Пятые Гродековские чтения: Материалы межрегион. науч.-практ. конф. "Амур-дорога тысячелетий" / под ред. С.В. Гончаровой. – Хабаровск: Хабаровский краевой краеведческий музей им. Н.И. Гродекова, 2006. Часть II. С. 184-189.

     

С 2004 года Институтом археологии и этнографии СО РАН, совместно с Читинским областным краеведческим музеем (ЧОКМ) проводятся исследовательские работы, задачей которых является выявление и анализ творческого наследия забайкальского этнографа Елпидифора Иннокентьевича Титова (1896 – 1938). В последнее время вышел ряд публикаций, связанных с Е.И. Титовым. Государственный музей Дальнего Востока им. Н.И. Гродекова посвятил ему два тома своих Записок [Сподвижники …, 2005]. Эти материалы касаются в первую очередь литературного творчества Титова, являющегося известным в начале XX века поэтом, критиком, сотрудником многих периодических изданий Сибири и Дальнего Востока. Впоследствии, после незаконных репрессий, обвинения и расстрела, его творческое наследие было почти забыто. Переиздание в Записках Гродековского музея части его литературных произведений – несомненно, важное событие. Вместе с тем, нам ещё предстоит в полной мере выявить и проанализировать деятельность Е.И. Титова, как учёного – археолога и этнографа. Это и стало основной целью проекта, поддержанного РГНФ и продолжающегося в 2006 году. На данный момент можно изложить предварительные результаты проведенной работы.
Основные направления поиска материалов в Читинском областном краеведческом музее были определены фактами из биографии Титова, изложенными в современных публикациях [Алкин, 2003, с. 65-67].
Наибольший интерес представляет документальный архив Е.И. Титова, включающий его переписку с директором музея А.К. Кузнецовым, отчет о работе по изучению оленных тунгусов-орочонов в 1919-1926 гг., автобиографию и несколько черновых записок, так или иначе имеющих отношение к теме. Эти материалы, в совокупности с документами, хранящимися в Государственном архиве Читинской области (ГАЧО) и Архиве Литературного музея Забайкалья при Читинской областной научной библиотеке, позволяют установить неизвестные ранее факты, связанные с жизнью и деятельностью ученого.
Приезжая в Читу Е.И. Титов принимал активное участие в работе Забайкальского отдела Географического общества. Там ещё осенью 1922 г. появилась инициативная группа из сотрудников краеведческого музея по созданию секции Общества для «изучения и улучшения быта туземцев Дальнего Востока» и с целью объединения всей работы по изучению коренного населения региона [ГАЧО, ф. Р1545, оп.1, ед.хр.1, л.58-60]. Такое подразделение было официально образовано в 1923 г. [Кузнецов, 1926, с. 3]. Не позднее 1925 г. (вероятно, в конце 1924 г.) по инициативе директора читинского музея А.К. Кузнецова начинается подготовка экспедиции для полномасштабного обследования орочон. Первоначально её проведение предполагалось в 1925 г.
В феврале 1926 г. на заседании президиума Забайкальского губплана слушался доклад А.К. Кузнецова о подготовке экспедиции. Были приняты решения об её финансировании. Решено провести экспедицию осенью текущего года одновременно с проведением статистического обследования орочон губернским статистическим бюро (имелась в виду назначенная на 1927 г. всесоюзная перепись населения). На заседании обсуждался и вопрос, который так волновал Е.И. Титова: «проработать и предоставить на рассмотрение президиума губплана в двухнедельных срок вопрос о продаже спиртных напитков в местностях, населённых инородцами» [ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.хр.447, л.9].
В письме А.К. Кузнецова в секретариат губисполкома от 17 марта 1926 г. в ответ на запрос московского Комитета содействия народностям Севера сообщается, что им уже подана записка с отчётом о проделанной подготовительной работе для организации экспедиции к орочонам. Как ясно из письма, на тот момент уже было получено согласие председателя Комитета П.Г. Смидовича на продолжение начатой «частичной экспедиции» (вероятно, имелась в виду работа Титова в Прибайкалье в 1925 г.) и на издание словаря Титова [ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.хр.447, л.8]. В докладной записке на имя Смидовича, датированной днём ранее, А.К. Кузнецов информирует московского чиновника о проведённой исследовательской работе. В музее был прочитан ряд докладов об орочонах, кооперативном движении в районах их проживания, болезнях оленей и т.д. Приезжающие в Читу орочоны приглашались в музей, где их подробно опрашивали в т.ч. о маршрутах перекочевок и расстояниях на местности, данные о чём картографировались. Несколько специальных карт были вычерчены прибывшими из Ленинграда практикантками из Географического института. По предварительным данным было известно, что в районе, который совершенно не исследован, проживает около 4000 орочон. Но любые экспедиционные работы возможны только зимой и в исключительно тяжелых условиях. В другое время года это было невозможно из-за многочисленных болот. Учитывая потребность проведения переписи, решено объединить усилия со статистиками и начать экспедицию в октябре 1926 г. А.К. Кузнецов сообщает о возвращении в Читу Е.И. Титова, кандидатура которого намечена на должность руководителя экспедиции. Елпидифор Иннокентьевич сделал доклад, на котором присутствовали представители губплана и губстатуправления. На этом заседании было решено направить Титова в Зильдинский район, «в заброшенную местность никем не обследованную, где орочоны не испорчены пагубным влиянием», что было важно для пополнения материалов для изучения языка и фольклора этого народа. Видно, что подготовка экспедиции шла очень трудно. Именно из-за отсутствия практической помощи из Центра и, возможно, противодействия местных чиновников экспедиция не состоялась в 1925 г. Понимая, что она может сорваться и на этот раз, А.К. Кузнецов пишет, что есть положительное в том, что работа была отложена: прошедший год был очень сложен из-за происходившего процесса «советизации» (районирование, наделение землёй, открытие факторий и т.д.) района. Это привело к большой напряжённости среди местного населения, которое было выбито из обычной колеи. «Огромной помехой и позором» было то, что при факториях велась массовая торговля водкой. «Полное уничтожение кабаков у орочон и на приисках, где также спаивают орочон, уничтожило бы сказку о вымирании орочон, этого драгоценного племени незаменимого в тайге для СССР с экономической точки зрения» [ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.хр.447, л.11-12].
Скорее всего, А.К. Кузнецов имел в виду доклад «Очередные задачи тунгусоведения», с которым выступил Е.И. Титов на заседании Совета Забайкальского отделения ГО 1 марта 1926 г. Кратко перечислив результаты своей работы в данной области за период с 1919 г. Титов поставил задачу стационарного изучения тунгусов бассейна р. Витим, особенно по его правым притокам, а также северо-енисейских, олёкминских, охотских и амгунских тунгусов. Подчеркнув то, что первоначально изучение туземного населения Сибири «возникло на началах науки и частной любознательности», Титов охарактеризовал современный этап, как время, когда сама государственная национальная политика стимулирует этнографическое изучение народов Сибири и Дальнего Востока. Кроме того, по его мнению, вопрос становится ещё более острым в связи с тем, что стремящиеся к гегемонии на Дальнем Востоке японцы «устами своих учёных говорят о родстве языка и физического типа тунгусов и японцев». Доклад Титова вызвал оживлённое обсуждение. Помимо прочего звучали пожелания как можно скорее опубликовать тунгусско-русский словарь, подготовленный докладчиком [ГАЧО, ф. Р1545, оп.1, ед.хр.1, л.62]. Сообщение о заседании и докладе Титова было опубликовано в газете «Забайкальский рабочий» (1926, №52) [ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.ха.447, л.10]. Тогда же Елпидифор Иннокентьевич подготовил «Отчёт о работе по изучению оленных тунгусов», машинописный экземпляр которого, подписанный «Урульга, 27/VI/ 1926 года», хранится в фондах Читинского областного краеведческого музея [ЧОКМ, ф.5, оп.1, ед.хр.15319]. Основная часть этого отчёта вошла в вводную главе Словаря Е.И. Титова [1926]. В отчёте содержится информация о маршрутах экспедиций 1919 и 1920 гг. в Прибайкалье, зимы 1925 г. в верховьях Лены и Киренги и весенней экспедиции 1926 гг. по Киренге, Витиму и Нерчи. Кроме того, приведены сведения о расселении и количестве орочон в этих районах. Отдельная часть отчёта посвящена данным о характере хозяйства и быте орочон обследованных районов Прибайкалья и Среднего Витима. Особенно интересен вывод Титова по вопросу о современном положении дел в жизни орочон, который не попал в его печатные работы. Для исследователя было совершенно ясно, что расширение осёдлости среди орочон связано с деградацией их оленеводческого хозяйства. Переход к этой новой форме жизнедеятельности не является осознанным выбором, а есть «выбор наименьшего зла: за осёдлость принимается вконец разорившийся оленевод. Пока он встаёт на ноги [на новом месте] умирают дети, которые родятся с «червоточиной в сердцевине». Титов приводит данные о том, что именно у осёдлых орочон наиболее велика смертность среди детей и молодых женщин. «Переход к осёдлости можно было бы приветствовать, если бы на смену тунгусской юрты пришла гигиеническая осёдлость, а не грязная, душная курная изба нашего крестьянина, больше похожая на мухоловку, чем на жилище, достойное человека». Обозревая взаимоотношения тунгусов с соседями (русскими, якутами и бурятами), автор отчёта делает вывод о том, что влияние в основном негативное: орочоны теряют национальный характер, среди них распространяются новые болезни, пришельцы наносят большой урон тайге, что подрывает основу жизнедеятельности её коренных жителей.
До сих пор не удалось обнаружить каких-либо данных о том, что планировавшаяся на октябрь 1926 г. экспедиция состоялась. Возможно, они будут найдены при полном обследовании архива Е.И. Титова и организаций, которые выражали заинтересованность в осуществлении этой экспедиции. Даты написания имеющихся в фондах ЧОКМ отчета Е.И. Титова (ноябрь 1926) и его автобиографии (первая половина 1927 г.) вызывают сомнение в том, что экспедиция состоялась в намеченные сроки. Нигде более не встречены и какие-либо материалы, которые могли быть получены Титовым в ходе предполагавшейся экспедиции к орочонам Зильдинского района.
Скорее всего, экспедиция просто не состоялась. Возможно, что с этим связано и то, что вскоре Е.И. Титов покидает Россию. Перед отъездом Елпидифор Иннокентьевич подводит итоги своей многолетней работы по изучению орочон. В заявлении Отделу истории науки и философии АН СССР от 2 февраля 1927 г. он написал: «с 1919 по 1926 г. мне удалось собрать некоторый материал по словарю и фольклору тунгусов», «я располагаю собранием тунгусского фольклора». В нём им перечислены: сказания о героях (18 записей), сказки бытовые и о животных (25), песни (25), загадки (40). Все тексты с переводом на русский язык. Всего 150-200 страниц. Титов отмечает, что его исследованиями были охвачены те районы, в которых до этого не бывал ни один лингвист, т.к. единственная до того времени академическая экспедиция С.М. Широкогорова в 1912-13 гг. прошла южнее [Архив Литературного музея …]. Можно предположить, что перечисленные материалы тогда же были отправлены в Академию наук. Возможно, именно они были использованы Г.М. Василевич при составлении сборника эвенкийского фольклора, увидевшего свет в 1936 г. [Материалы …, 1936]. Глафира Макарьевна уточнила переводы текстов, предоставленных Титовым, и переписала их в транскрипции, общей для всего сборника, дав для удобства читателей табличку соответствий этой транскрипции и той, которой пользовался Титов в своём Словаре и при работе [там же, с. 162]. Во введении Титов дал список всех своих информаторов, а в приложении помещены прекрасные графические портреты пятерых из них и нотные записи образцов мелодий к шести текстам [там же, с. 213-214].
В целом, дальнейший поиск в документальном фонде ЧОКМ оставляет надежды на новые открытия. Так, совсем недавно здесь обнаружен небольшой рукописный словарь, озаглавленный «Орочонские слова к музейским коллекциям». Почерк, которым он написан, в сравнении с почерком в известных письмах позволяет предположить авторство Титова, что в дальнейшем может подтвердить графологическая экспертиза.
Обстоятельства совместной работы Е.И. Титова с В.К. Арсеньевым, предполагали дополнительное изучение хранящихся в музее материалов, связанных с именем известного дальневосточного исследователя. Свидетельства о полевых исследованиях Титова, который «работал среди орочон летом 1919 г., зимой 19/20 г.г., летом 20 и 21, летом, осенью, зимой и весной 25/26 г.» [Автобиография …], позволили организовать поиск среди предметов этнографической коллекции музея. Дополнительно просматривались известные ранее, но не опубликованные разделы документального и фотографического фондов, связанные с именем Е.И. Титова. Привлечены материалы книжного и газетного фондов.
Основанием для поиска в фонде изобразительного искусства стала работа В.К. Арсеньева и Е.И. Титова «Быт и характер народностей Дальневосточного края», изданная в 1928 году [Арсеньев, Титов, 1928]. В ней опубликованы фотографии шести этнографических картин, каждая из которых представляет определенную народность Дальнего Востока (Картины озаглавлены: «Айны», «Алеуты», «Гиляки», «Гольды» (2 шт.), «Ламуты» (2 шт.), «Орочи», «Удэхейцы», «Чукчи»).
Данная этнографическая серия передана в музей В.К. Арсеньевым после экспонирования их на выставках в Чите (1923 г.) и Москве (1924 г.). Известна записка Арсеньева от 21 июля 1924 г., подтверждающая передачу картин в читинский музей. Полный текст записки: «Как автор и инициатор десяти этнографических картин туземных народностей Восточной Сибири, бывших на сельскохозяйственной и промышленной выставке СССР в Москве, я ничего не имею против того, чтобы они остались в краевом музее имени А.К. Кузнецова в г. Чите. Полагаю, что в руках Алексея Кирилловича они будут наиболее сохранены и найдут наилучшее применение. В. Арсеньев. г. Чита. 21 июня 1924 года» [Петряев, 1968, с. 303]. В этом же году шесть картин были опубликованы в журнале Американского музея естественной истории [Natural History, 1924, с. 713-717]. Известный краевед Е.Д. Петряев в 1968 году сделал ошибочный вывод о том, что картины не сохранились [Петряев, 1968, с. 302]. К сожалению, этот вывод некритически цитируется отдельными авторами и в настоящее время [Хисамутдинов, 2005, с. 141], несмотря на то, что все 10 произведений находятся в фондах Читинского областного краеведческого музея в полной сохранности. Они представляют собой оформленные в одном стиле монтажные картонные листы. Центральную часть каждого листа занимает акварельный рисунок, изображающий представителя определенной народности в национальной одежде. В нижней части – черно-белая фотокопия карты Дальнего Востока, на которой обозначены территории, заселенные данным народом. Рядом – краткие машинописные аннотации В.К. Арсеньева. Композицию обрамляют акварельные прорисовки характерных орнаментов. По подписям известны художники, оформившие полотна. Это К.П. Трофимов и А.Н. Клементьев.
Обстоятельство публикации этих иллюстраций в работе Арсеньева и Титова позволяет продолжить поиск сведений об участии последнего в создании этнографических картин. В частности, есть предположение, что среди вещей, сданных Е.И. Титовым в фонды музея, могут оказаться предметы, изображенные на них. Они могли быть привезены им из Хабаровского музея или поступить в порядке обмена этнографическими экспонатами между Читинским и Хабаровскими музеями, который, как известно, осуществлялся в 1920-е годы.
11 июля 1926 года Николай Николаевич Жуков зарегистрировал в книге поступлений Читинского областного краеведческого музея предметы, поступившие «от Ельпидифора Иннокентьевича Титова». Это:
1. «Дошкан» - берестяная табакерка северо-байкальских тунгусов»;
2. «Каптугай» - кисет для табаку, сверху нашит кармашек для спичек. На кармашке вышито изображение лиственницы. Орочоны среднего Витима. Гатчинский род»;
3. «Шилтык» - сумочка для спичек. Орочоны Киндигинского рода с р. Кичеры»;
4. «Коколдо» - рукавица. Орочоны Киндигинского рода с р. Кичеры;
5. «Гильбасун» - пластинка из кости с резьбой для привязи оленя за заднюю луку оленьего седла. Орочоны Катчинского рода района Среднего Витима»;
6. «Аун» - ламутская шапка»;
Очевидно, что первые пять предметов были собраны Е.И. Титовым во время его экспедиций в ноябре-декабре 1925 года к северобайкальским эвенкам в Ленско-Киренский и Северо-Байкальский районы [Алкин, 2003, с. 263]. Присутствие же в коллекции ламутской шапки предполагает «хабаровское» направление нашего поиска.
Упомянутая совместная публикация содержит также четыре фотографии, автором которых является Титов. Подлинник одной из них, изображающей «оленную тунгуску Северного Прибайкалья» [Арсеньев, Титов, 1928, с. 32], обнаружен в фотофонде Читинского областного краеведческого музея. Здесь же находится и вторая фотография, также женский портрет, по сюжету, технике исполнения и фоновому интерьеру аналогичный опубликованному, что подтверждает авторство Е.И. Титова. Обнаружение этих снимков позволяет нам продолжить выявление работ Титова в фотофонде музея, среди старых фотографий, изображающих эвенков и их быт.
Очень перспективным остается и планируемый поиск в книжном и газетном фондах. В частности, в музее имеются подшивки и отдельные номера газет, в которых могли быть опубликованы статьи исследователя. Имеются так же и отдельные экземпляры его произведений, которые были переизданы в Записках Гродековского музея [Сподвижники …, 2005].
В целом можно сделать вывод о том, что Читинский областной краеведческий музей обладает целым комплексом материалов, связанных с жизнью и деятельностью Елпидифора Иннокентьевича Титова. Дальнейшее изучение и научная обработка позволит не только ввести их в полноценный научный оборот, но и написать новые страницы в биографии исследователя.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант 05-01-01374а).

Источники:

Автобиография Е.И. Титова. Документальный фонд Читинского областного краеведческого музея. ЧОМ № 15319.
Архив Литературного музея Забайкалья при Читинской областной научной библиотеке, фонд Е.И. Титова, дело №5.
ГАЧО, ф. Р1545, оп.1, ед.хр.1, л.58-60
ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.хр.447, л.9.
ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.хр.447, л.8.
ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.хр.447, л.11-12.
ГАЧО, ф. Р1545, оп.1, ед.хр.1, л.62
ГАЧО, ф.110, оп.1, ед.ха.447, л.10.
ЧОКМ, ф.5, оп.1, ед.хр.15319.

Литература:

Алкин С.В. Забайкальский этнограф и археолог Елпидифор Иннокентьевич Титов // Традиционная культура Востока Азии. – Благовещенск: Изд-во АмГУ, 2001. – Вып. 3. – С. 258-269; Алкин С.В. Подвижник забайкальской этнографии // Забайкалье: наука, культура, жизнь. – №2(6). – Чита, 2003 – С. 65 - 67.

Арсеньев В.К., Титов Е.И. Быт и характер народностей Дальневосточного края. Хабаровск – Владивосток: «Книжное дело», 1928. – 84 с.

Кузнецов А.К. [Предисловие] // Титов Е.И. Тунгусско-русский словарь. С приложением книги М.А. Кастрена «Основы изучения тунгусского языка» / Экспедиция по изучению оленных и оседлых тунгусов в Забайкалье - Иркутск: Издание Читинского краевого государственного музея им. А.К. Кузнецова, 1926. - С.3

Материалы по эвенкийскому (тунгусскому) фольклору / Василевич Г.М. - Л.: Издательство Института народов Севера ЦИК СССР им. П.Г. Смидовича, 1936.

Петряев Е.Д. Впереди огни. Очерк культурного прошлого Забайкалья. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1968. – С. 303.

Сподвижники В.К. Арсеньева. Елпидифор Титов. Хабаровск / Записки Гродековского музея. – Вып. 10. – Хабаровск: Государственный музей Дальнего Востока им. Н.И. Гродекова, 2005. – Часть I – 236 с., часть II – 208 с.

Титов Е.И. Тунгусско-русский словарь. С приложением книги М.А. Кастрена «Основы изучения тунгусского языка» / Экспедиция по изучению оленных и оседлых тунгусов в Забайкалье - Иркутск: Издание Читинского краевого государственного музея им. А.К. Кузнецова, 1926.

Хисамутдинов А.А. Владимир Клавдиевич Арсеньев. 1872-1930. М.: Наука, 2005. – С. 141

Natural History. New York, American Museum of Natural History, N. 6, pp. 713-717.


© ГУК "Забайкальский краевой краеведческий музей имени А.К. Кузнецова"